Понедельник, 20.08.2018, 05:35
Приветствую Вас, Гость | RSS
Киевское Высшее Военное Инженерное Дважды Краснознамённое
Училище Связи им. М.И. Калинина
16 курс. Выпуск 1991 года
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

О прошлом...

 Делать  нечего, будем писать, продвигаясь от слова к слову… Как это поется у «Машины  времени», ты помнишь, как все начиналось, все было впервые и вновь…  Восьмидесятые годы с затеянной Горбачевым перестройкой неумолимо катились в  тупик. Союз нерушимый трещал по швам, раздираемый изнутри межнациональными и  экономическими противоречиями. Первыми отвалились от некогда могучего корабля  прибалтийские республики.  На слуху  остались действия рижского ОМОНа, с последовавшей потом эпопеей о выдаче его  сотрудников в руки латвийского правосудия. В те времена я ещё не представлял  насколько эта аббревиатура – ОМОН станет для меня родной и близкой. Я просто  был на стыке 80х и 90х старшекурсником Киевского высшего военно-инженерного  училища связи, мечтающим после его окончания если не стать генералом, то уж  полковником наверняка.

Киев  девяностого года бурлил политической жизнью, ибо вовсю поднимал голову –  «Рух».  «Рух»  - по-украински «шаг» являл собой  общественно-политическую организацию, выражавшую, по мнению его идеологов, волю  украинского народа о самостийности и незалежности. Вспомнилось это отчасти  потому, что на четвертом курсе училища в 90м году мы должны были сдавать  последний экзамен на кафедре марксизма-ленинизма. Предметом сдачи был научный  коммунизм, впоследствии предмет переименовали в ведомостях, как социальная  теория социализма. Данный курс выносился на государственные экзамены.  Преподавателем был один подполковник, фамилию по давности лет я не помню, у  которого был брат – близнец, до недавнего времени также преподававший теорию  марксизма-ленинизма. Но в конце 80х он неожиданно оставил преподавание в  училище, вышел из рядов КПСС, что само по себе в те времена было довольно  значимым событием, и вступил в ряды «Руха». А  вернее сказать стал одним из идейных вдохновителей и главных идеологов. Со слов  осведомленных людей, первые программы по типу «вся власть – народу, земля –  крестьянам» писал именно он. Человеком он был знающим, защитившим кандидатскую  диссертацию по данной тематике, как и брат, который остался преподавателем на  кафедре.

В отличие от  родственника, боровшегося за светлое будущее украинского народа, подполковник  нутром видимо чувствовал наступающие времена диких рыночных отношений. А посему  на одном из занятий открытым текстом заявил группе курсантов, что изучать  мертвую науку не имеет смысла. Один черт, мы её не изучим, так как знает он. А  посему ребята ставьте мне магарычи, и ваша оценка будет соответствующей. На  резонный вопрос одного из слушателей, каких размеров необходим магарыч? Офицер,  немного подумав, ответил, что даже десяток яиц, поднесенный ему в качестве  презента, будет означать маленький плюс на грядущем экзамене. Многие тогда  просто рассмеялись, а кто-то всерьез задумался, ибо взгляд преподавателя был  довольно красноречив.

Ближе к маю,  когда страна готовилась встретить сорок пятую годовщину Победы в Великой  Отечественной войне, лидерами «Руха» было запланировано проведение митинга  возле Республиканского стадиона в городе Киеве. Цели митинга были  разнообразные: от нецелесообразности военного парада  на Крещатике до пересмотра результатов  истории. С целью недопущения перерастания митинга в акции неповиновения  руководством было дано указание направить на митинг курсантов старших курсов  военного училища, переодетых в гражданскую одежду под руководством опытных  офицеров. Изображать, так сказать, народные массы. Благо от нашего военного  училища, расположенного на Печерском районе, через дворы до стадиона полчаса  ходьбы.

Изображать  народ отправили курсантов четвертого курса, как наиболее морально устойчивых и  идеологически подкованных. Одетые большей частью в спортивные костюмы или как  говорят в таких случаях, кто во что горазд, количеством около двух сотен мы  прибыли к месту. Где и рассредоточились по группам.

Митинг в  принципе шел ни шатко, ни валко. Интеллигентного вида женщина и пожилой  мужчина, прилично одетые, агитировали поддержать движение, небольшая группа  молодежи собирала какие то подписи, держала пару самодельных плакатов. Толпа  зевак – человек двадцать и мы. До поры до времени никто никуда не лез. Пока  женщина не решила обратиться к нам, с целью найти поддержку в молодых и горячих  сердцах. То, что сердца горячие, она убедилась сразу, ибо наши сцепились с ней  по всем вопросам программы движения. Начиная от роли Ленина в истории и про  желто-голубой флаг, якобы бывший украинским стягом с незапамятных времен.

Мужчину,  пытавшегося поддержать соратницу, осадили словами.

- А ты что,  тоже из народа? А ну-ка мозоли свои покажи!

  - Что нету.  Тогда вот на мои посмотри.

Возмущался  Толик – наш ведущий спортсмен – гиревик.

После всего  этого митинг, как-то сам собой рассосался. Парад к Дню Победы прошел без  эксцессов, принимал его генерал Громов, назначенный к тому времени командующим  Киевского военного округа. Стоя в оцеплении за главной трибуной, многие из нас  вытягивали шеи, стараясь разглядеть прославленного генерала.

В июле  начались экзамены. К сдаче научного коммунизма на построении осталось девять  курсантов из личного состава группы в двадцать семь человек. Остальные о сдаче  договорились заблаговременно. Кто-то покрасил преподавателю катер, кто-то месяц  мыл его машину, двое купили ему по машинному пылесосу, были ещё и другие  презенты, но о них история пока умалчивает. Остались нищие – бессеребрянники,  такие как я, и те, кто по простоте своей надеялся, что сдаст мозгами.

Впрочем,  подполковник в тот день был настроен благодушно. Посчитав сидевших в аудитории  курсантов, он сказал, что управится с нами за три часа.  А потом добавил, что по причине его хорошего  настроения первые два курсанта, добежавшие до его стола с зачетками,  автоматически получают оценку «удовлетворительно» и дальше могут не сдавать. Со  своей задней парты я рванул как с низкого старта, опередив зазевавшихся, вторым  был, кажется Славик Свитун. Но суть не в этом, оставшимся семерым, он вкатил  шесть двоек, отправив на переэкзаменовку через неделю за счет летнего отпуска.

Отпуск,  проведенный наполовину на Черном море, пролетел незаметно. Вернувшись в  училище, мы обнаружили, что осенью политическая жизнь в Киеве продолжает  кипеть. Результатом её стало решение о переносе места проведения военного  парада в честь 73ей годовщины Великой Октябрьской революции с Крещатика. Причем  решение о переносе места проведения парада было озвучено не заблаговременно, а  так сказать накануне. Дескать, Крещатик не арена для милитаристских  выступлений, а место мирных демонстраций. Парад перенесли на площадь Победы  возле Киевского цирка и ГУМа. Знаковое место, увенчанное шпилем со звездой  города-героя Киева.

  В принципе  нам, к тому времени курсантам пятого курса, было все равно, где будет парад и  будет ли он вообще. Мы свое уже отходили, к слову для проведения парадов,  как  правило, привлекали второкурсников и  третьекурсников. На нашем курсантском сленге была своя градация курсов: 1 курс  – «без вины виноватые», 2 курс – «приказано выжить», 3 курс – «веселые ребята»,  4 курс – «лучшие женихи», 5 курс – «молодые лейтенанты». Тем паче, что на наш  срок выпала честь участвовать в параде по случаю 70ой годовщины Революции,  когда помимо военного парада было грандиозное шествие в исторических костюмах  от киностудии Александра Довженко по Крещатику. Может быть, масштабы и были  чуть поменьше, чем в Москве, но все равно впечатляли. До сих пор помню выданные  трехлинейные винтовки, поношенные шинели и буденовки с вышитыми на них синими  звездами.

  Будущие  лейтенанты готовились к выезду на производственную практику, начинавшуюся с 9го  ноября. Паковали чемоданы и прощались с «боевыми» подругами. Но не тут то было.  В ночь с 6го на 7ое ноября все семь военных училищ, дислоцированных в Киеве,  были подняты примерно около часа ночи с указанием выдвинуть личный состав,  незадействованный в параде, на площадь Победы. По ночному Киеву пешим маршем  под промозглым осенним дождем вперемежку с мокрым снегом выдвинулось семь  колонн, каждая численностью от пятисот до тысячи человек.

  По прибытию к  месту каждая колонна преобразовывалась в сплошную цепочку по периметру площади.  Стояли сплошной массой, плечом к плечу. За нашим звеном цепочки находился  Киевский цирк, спереди вход в подземный переход. Посередине площади, как раз  аккурат напротив нас высился шпиль со звездой города – героя. На пятачке возле  шпиля виднелось пять палаток желтого цвета, около десятка раскладушек. Горело  три небольших костра, возле которых жалась в надежде согреться  группа молодежи. На беглый взгляд человек  пятьдесят-семьдесят. Кто-то бренчал на гитаре, один человек стоял с переносным  магнитофоном на плече, а человека три из числа лидеров поочередно выкрикивали в  мегафон короткие призывы на украинском языке.

  Завидев нас,  протестующие против парада начали обращаться к нам с призывами присоединиться.  К тому времени за нашими спинами начали строиться сотрудники полка милиции в  шинелях и с дубинками. По команде старшего офицера мы разомкнули свой строй и  впустили их внутрь кольца оцепления. Ускоренным шагом колонна милиционеров  числом около трех сотен вошла в подземный переход и через секунд пятнадцать  первые её шеренги вынырнули из перехода вблизи шпиля. Со стороны возникло  ощущение, как серая волна, вырвавшаяся из-под земли, смела с пятачка палатки,  раскладушки, людей и разметала костры.

  Упиравшихся  задержанных милиционеры протащили через проходы в цепочке к подъехавшим к  зданию цирка автозакам – машинам для перевозки задержанных. Туда же погрузили  остатки растоптанных раскладушек и палаток. После чего как по команде примерно  в полшестого утра появились дворники, принявшиеся марафетить центр площади.

  Когда начало  рассветать, дождь прекратился. К моменту появления парадных колонн милиция  блокировала  небольшое здание на  противоположном конце площади, расположенное на улице, ведущей в сторону  Крещатика. Как выяснилось из разговоров, данное строение являлось  штаб-квартирой движение «Рух», где забаррикадировались его активные сторонники,  жаждавшие не допустить проведения военного парада у себя под боком.

  Примерно за час до начала мероприятия  милиционеры пошли на штурм здания и, судя по-всему, им удалось очистить два  этажа. Однако небольшой части сторонников движения «Рух» удалось заблокировать  вход на чердак и выбраться на крышу. Где они провели всё время парада, пытаясь  кричать в мегафоны разную несусветицу. В то время как милиционеры подогнали к  дому две пожарные машины и поливали их из брандспойтов. К концу парада мегафоны  от попадавшей на них воды охрипли окончательно, а группа захвата, разобрав  завалы, заняла крышу.

Спустя полчаса после завершения парада, построившись колонной, ушли мы.  Шеренги молчаливо прошли мимо недавно осажденного здания, смотревшего на  окружающий мир выбитыми глазницами окон. А по асфальту осенний ветер кружил то  ли обрывки газет, то ли остатки самодельных плакатов.

Форма входа
Поиск
Календарь
«  Август 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Архив записей